Время испытаний
"...День был ветреный, черная полоса нефти дошла до самой станции. Это было в зимнюю пору..."

  • 60-летие «Татнефти» — это десятки тысяч судеб тех, кто навсегда связал свою жизнь с нефтепромыслами Татарстана, кто нашел здесь свое трудное счастье. Один из таких — Анатолий Иванович Белов, более 20 лет (1965-1986 годы) руководивший техническим отделом НГДУ «Елховнефть». Уважаемому ветерану, который в эти дни отмечает свое 80-летие, есть что рассказать молодым.

    Выбор за нами

    В 1955 году, после окончания Уфимского нефтяного института, мы с однокашником Кашвилем Губайдуллиным получили распределение в «Татнефть». Приехали в Бугульму, где тогда располагалось производственное объединение. Главный инженер «Татнефти» Василий Еронин развернул перед нами карту Ромашкинского месторождения:
    — Езжайте, куда желаете, выбирайте себе предприятие по душе.

    Мы выбрали Альметьевск, который всего два года назад приобрел статус города. Еронин нам подсказал, что Альметьевск вскоре станет нефтяным центром республики.

    В НПУ «Альметьевнефть» нас принял главный инженер Николай Петрицын.
    — Ну, ребята, кем вы хотите работать?

    Ответили, что хотели бы начать с азов. Меня определили на 2-й нефтепромысел, помощником к мастеру Земфиру Нафикову. Работали мы в районе деревни Васильевка. Через полгода меня назначили мастером.

    Жили мы тогда в общежитии, четыре молодых специалиста в одной комнате. С утра ставим чайник. Выпьем чаю — и на промысел. В течение дня от работы не оторвешься, покушать — нигде и никак. Зато по вечерам идем в ресторан, наедаемся на сутки.

    Как мы плавили cнег

    Часто поднимали нас и по выходным, и по ночам. Помнится, однажды в выходной звонят в общежитие, вызывают меня. Говорят, на скважине открытый фонтан. Подъехала машина, сел я, поехал. Это было недалеко от станции Миннибаево. Оказывается, на скважине поработали исследователи. Головку на лубрикаторе не завернули как следует, ее и вырвало. Скважина работала дебитом 70 тонн, так ведь еще через штуцер.

    День был ветреный, черная полоса нефти дошла до самой станции. Это было в зимнюю пору, хорошо, что загустевшая нефть не попала в речку. За это наказывали очень строго. Снегу было много, потом в течение недели снежно-нефтяную кашу сгребали бульдозером в громадную кучу. На наше счастье, ниже, в овраге земля оказалась не промерзшей, разрыли снег, сделали земляную плотину. Подвели газ из дрипа и стали плавить кучу. Стекавшаяся нефть собиралась в плотине, а вода вытекала через трубу. Целый месяц плавили снег вперемешку с нефтью, потом сжигали нефть. ЧП разного масштаба тогда происходили довольно часто.

    А через 7 лет работы я стал заместителем начальника технического отдела. На этом альметьевская страница моей трудовой биографии завершается.

    Сто скважин в год

    Как-то встретил меня начальник техотдела «Елховнефти» Петр Бычинский и предложил:
    — Я уезжаю на родину, на Украину. Давай в «Елховнефть», замени меня.

    С ним мы пошли к начальнику управления З. Гитлину. Залман Цодикович согласился на мою кандидатуру. Техотделом я руководил в течение 20 лет. Аппарат управления размещался в бараке по ул. Герцена (напротив сегодняшнего автовокзала).

    Работы тогда было через край. Ново-Елховское месторождение только разбуривалось, обустраивалось. Были годы, когда буровики сдавали НПУ до 100 скважин в год. Перед всеми службами управления была поставлена задача обеспечить своевременный пуск скважин в работу. А это значит обеспечить обустройство нефтесбора, подготовки и перекачки нефти, построить дороги на нефтяных площадях, сотни километров линий электропередачи, внедрить средства автоматизации на нефтепромысловых объектах, создать промышленные базы в Кичуе, Акташе, Тукмаке.

    Технологического отдела в управлении еще не было, подготовку нефти также курировала наша служба. Автоматизация производства, техническая информация, связь, механизация труда, рационализация производства — поле деятельности было обширное. Когда я пришел в «Елховнефть», службы подготовки нефти как таковой еще не было. На Кичуйском товарном парке стояли шесть резервуаров, и больше ничего. Но вскоре за это дело пришлось взяться всерьез. Требования к качеству откачиваемой нефти постоянно повышались. Мы начали строить товарный парк в Акташе, установки по подготовке нефти в Кичуе и Акташе, очистные сооружения при них.

    Одновременно совершенствовалась система нефтесбора, осуществляли переход от самотечной системы к системе высоко-напорной. Трапы, мерники на скважинах уходили в историю, начали строить ГЗУ, ДНС. Техническая документация, заключение договоров с подрядчиками, курирование их работы – всем этим занимался наш отдел. Хоть и принято считать работу технического отдела кабинетной, мы не засиживались в конторе, большая часть времени проходила на строящихся объектах. Да и тесновато было в нашем кабинете: в барачной комнате пяти работникам не очень-то развернуться. Я там подписывал договоры, акты, а так больше ездил по объектам, благо, за отделом была закреплена машина.

    Мало что возводилось по первоначальному проекту, приходилось совершенствовать проекты, на ходу вносить изменения. Руководство управления, в детали особо не вникая, требовало, чтобы объекты строились в намеченные сроки.

    С другой стороны, возможности в те годы были очень ограниченные, все расходы строго лимитировались.

    Скажем, дадут аппарату лимит на 100 карандашей, больше ни одного не получишь. Так же обстояло дело и со строительством товарных парков, других объектов. На каждый выделяется строго определенная сумма, вот и укладывайся в нее, больше ни копейки не дадут. Начальник управления и сам видел, понимал, как нам приходится трудно, но ничего сделать не мог.

    По всему Союзу

    Часто приходилось ездить в командировки, в основном для обмена опытом. Особенно запомнилась одна из поездок, продолжительная, на целых два месяца: это участие в работе «Передвижной школы передового опыта по технике добычи нефти», организованной Министерством нефтяной промышленности СССР. Группа состояла из 18 человек — заведующих нефтепромыслами, начальников ПТО, мастеров по добыче нефти из основных нефтяных районов страны. Целью командировки было объехать все нефтяные регионы Советского Союза, показать, где что есть нового, обобщить для распространения в масштабе министерства. Нам выделяли помещение для работы, автотранспорт для поездки на объекты. Слушатели размещались по гостиницам. Кроме Татарии и Башкирии, мы побывали на промыслах объединений «Краснодарнефть», «Азнефть», «Грознефть», слушали лекции специалистов-нефтяников.

    На грозненских промыслах мы видели скважину с давлением на буфере 260 атмосфер, глубиной 5600 метров. Скважина работала дебитом в 1000 тонн. А если открыть на всю мощность, дала бы и по 3 тысячи тонн. И нефть горячая, как вода из самовара.

    Заключительный этап школы состоялся в министерстве в Москве, где мы поделились мнениями о результатах работы школы.

    Таким было наше время. Время выбора испытаний и развития. И сегодня новое поколение сохраняет и приумножает эти традиции.

    Подготовил Ирек БАДРЕТДИНОВ, газета «Нефтяные вести», №45 от 17 июня 2010 года