Богатая история - большое будущее. Автор Татьяна Потапова

  • Нефтяная промышленность Татарстана зарождалась в годы Великой Отечественной войны. Открытие в 1943 г. первого нефтяного месторождения в с. Шугурово стало временем отсчета освоения нефтяных богатств республики. Затем последовали Бавлы, открытие Ромашкинского месторождения, первого супергиганта в российских недрах.

    В те годы Татарстан гордо называли «Вторым Баку», но вскоре республика по темпам добычи обошла нефтяной центр, известный на весь мир. В 1950 г. Татарстан располагал самыми крупными в стране промышленными запасами нефти.

    1943 г. 3 августа на Шугуровской глубокой скважине №1, заложенной в пойме реки Лесная Шешма рядом с селом Шугурово, выявлены промышленные запасы нефти. Шугуровская скважина №1 первой в истории Татарстана известила о наличии на ее территории промышленных запасов нефти. Скважина оказалась долгожительницей. Она и сегодня работает в действующем фонде. В 1945 г. начато формирование нефтепромысла и строительство нефтепромыслового хозяйства. А пока то, что досталось первопроходцам: сельская глубинка, бездорожье, голод, разоренные войной колхозы, падающие от недоедания и усталости люди и лошади.

    В апреле 1947 г. началась поистине народная стройка: жители окраинных деревень, вооружившись лопатами, кирками, ломами, выкопали в рекордные сроки траншею длиною в 27 км для прокладки нефтепровода от Шугурово до железнодорожной станции Клявлино. Из воспоминаний моего прадеда: «Народ работал разношерстный: кто в лаптях, кто в сапогах, кто в галошах,- и старые, и младшие. По обе стороны траншеи тянулась густая цепочка из людей, копающихся в земле. Во время перерыва или обеда кто-то рассказывал интересные случаи из жизни, женщины пели то веселые, то грустные песни. После той стройки у прадеда осталось много друзей со всего района и близлежащих районов, и всех их он вспоминал только добрым словом. Рассказывая о тех временах своему сыну, моему отцу, он даже скучал по тому времени, хоть и тяжелому, но важному этапу в его жизни.

    Бурный рост буровых работ требовал привлечения большого количества кадров. Это создавало огромные проблемы. Прежде всего, с жильем. как ни пытались увеличить объем жилищного строительства, не могли угнаться за темпами роста промысловых работ. Отсутствие жилья вынуждало нефтяников проживать на квартирах, в подвалах, палатках, землянках. Из воспоминаний моей бабушки Анны Прохоровны: «Бывало, что в некоторые дни у нас оставалось по десять человек нефтяников, они размещались на полу, на лавках, но они приносили с собой пайки, из чего хозяйка варила им еду, для них готовилась баня, к вечеру в избе собиралось столько народу, что яблоку упасть некуда. Кто-то спал, кто-то играл в нарды, кто-то играл на гармошке, и пелись частушки и песни.

    Если бы в жилищном вопросе не помогли сельчане, мы бы не смогли обеспечить таких высоких темпов в нефтедобыче. Проживая в своих домах, операторы частично обеспечивали себя продуктами. Остальных через сеть наших магазинов надо было обеспечить продуктами, доставляя их на лошадях, тракторах. Вопросы питания рабочих ОРС решали плохо. А в сельских магазинах продуктов не было вообще, если не считать сырых яиц, сдаваемых сельчанами.

    В 1948 г. утвержден проект строительства первой очереди жилого поселка Зеленая Роща и других поселков. В план включили строительство школы, больницы, детских яслей и сада, клуба и здания поселкового совета.

    Из воспоминаний моего деда Василия Тихоновича: «Когда со снабжением в нефтянке стало получше, лапти стали уходить из обихода нефтяников, на смену им пришли кирзовые сапоги. Вот тогда-то дед первый раз, в тихушку от матери, продал мед и яйца и купил себе долгожданные и казавшиеся пределом его мечтаний сапоги. Надев их на ноги, долго не мог налюбоваться только что купленными сапогами.

    Повзрослев и отслужив в армии, дед работал в колхозе трактористом. Но заработная плата и перспективы нефтяной промышленности перетянули деда в нефтянку, он стал работать оператором насосной станции. Много историй и воспоминаний дед рассказывал нам, внукам, где он и ругал, и хвалил начальство и людей не столь грамотных. Было и такое: долгие годы факелы были привычной деталью местного ландшафта. Колхозники в дождливую осень под факелами сушили зерно. Местные сельские ребятишки при свете факелов читали по ночам книжки. За состоянием факелов строго следили. Мастера, старшие операторы и операторы не знали покоя и ночью, не единожды покидали постель, чтобы проверить, горят ли факелы. При этом ночь напролет под ним сидела, со страхом прислушиваясь к шорохам вокруг, женщина-оператор. Она следила, чтобы факел не потух. Ведь если газ не зажечь снова - жди беды. Случалось, что вместе с газом выбрасывалась и нефть, которая разливалась вокруг.

    Жизнь вокруг стала преображаться, открывались школы, институты и училища, нефтяная промышленность требовала все больше специалистов высшего и среднего звена.

    Окончив школу и отслужив в армии, мой отец Александр Васильевич долго работал в колхозе трактористом, и все его вроде бы устраивало: и работа любимая да и сам молодой, пока не завел свою семью, вот тут то и начались проблемы: денег молодой семьи не хватало. Отца пригласили работать оператором в ЦДНГ-4, он вначале отказался, но дед сказал, что профессия достойная, хоть и тяжелая, надо позаботиться о семье и ее благополучии. Так мой отец, отучившись в учкомбинате, стал работать в «Лениногорскнефти» оператором. И началась его трудовая деятельность в нефтянке, и теперь он, по-моему, не смыслит жизни без нее.

    Отец мой по характеру человек очень волевой, хваткий и решительный - за эти качества его уважают на работе его коллеги. На его работе происходит немало забавных случаев. Из воспоминаний моей мамы Ирины Александровны: «Однажды катаясь на лыжах за селом, я (ее внучка) почуяла запах сероводорода, а зима была снежная, все овраги сровняло с полями. Я стала принюхиваться, отметила для себя, где больше было запаха, и покатила домой за отцом, благо, был выходной, вооружившись длинными палками, мы с папой поехали к тому оврагу. Отец стал тыкать палкой в снег, но длины не хватило, а запах стал очень резким. Отец вызвал аварийку. В итоге там оказалась под глубоким слоем снега серьезная авария. Папе все почести, а мне дешевый шоколад за бдительность».

    Сероводород очень опасен для жизни, папа говорит: «что если хватануть чистого газа, то смерть наступает через несколько минут». Временами папа не приходит домой сутками, в это время они «врезаются в трубу», где сначала откачивают нефть, потом делают назначенный объем работы, который длится иногда сутками и не обходится без «сюрпризов». Мы всей семьей в такие дни долго не ложимся спать, переживаем за папу. Мама, провожая его на работу, не перестает повторять: «Будь осторожен, надевай противогаз, будь внимателен, дома ждут дети». Папа улыбается и говорит: «Да ладно, все будет нормально».

    В один из таких зимних суровых дней, когда температура на улице -45,-50 градусов, мама запереживала, что время уже ближе к восемнадцати часам, а отца все нет. Позвонила на работу - трубку никто не взял. Мама волнуется, на вышке зажегся факел, который зажигается только во время аварий. Прождав отца до десяти вечера, мама, тепло одевшись в ватник и встав на лыжи, поехала к отцу на ДНС. Прибыв туда, она увидела следующую картину: народу как на новогодней елке, кого только там нет: все начальство съехалось, транспорту немерено, да какой только нет. Увидев маму, папа строго спросил, что она здесь делает, но сам был доволен, что о нем заботятся. Мама его покормила и всю бригаду, ее отвезли домой и велели варить картошку и что есть в доме собрать для рабочих, затопить баню. В эти суровые морозы позамерзали скважины, был ужасный аврал, в течение трех дней и ночей отец не приходил домой, а мороз все крепчал, как будто проверял людей на выживаемость, кто победит - мороз или люди. Папа приезжал домой на пять минут, облиться горячей водой и надеть сухую одежду. За четверо суток он отморозил уши, руки и его отправили домой отдохнуть. Но он, поспав два часа, собрался и ушел снова. На пятый день все нормализовалось и он, наконец, пришел уставший, но спокойный. Его бригада держалась как герои, вот что значит сплоченный коллектив, где каждый друг за друга. Я тогда сказала папе: «Я бы вам всем медали вручила и денег побольше». На что папа ответил: « Мы еще заработаем свои медали».

    И вот наступил тот знаменательный день, когда вся республика отмечала славный праздник, посвященный трем миллиардам тонн нефти Татарстана. И моему отцу на праздничном концерте вручили ту долгожданную медаль, которую он по праву заслужил своим многолетним трудом в нефтяной промышленности. Отец был очень горд этим,и вся родня обмывала её целую неделю.

    Специалисты ОАО «Татнефть» постоянно совершают трудовые подвиги. Во всех отраслях промышленности они всегда стараются быть первыми, так повелось уже с давних времен. Компания определила для себя четкие ориентиры: она обеспечивает работников жильем, строит детские сады, помогает детским домам и домам инвалидов, строит школы, открывает молодежные центры, ледовые и спортивные дворцы, санатории-профилактории и современного уровня лечебные учреждения, реализует программу негосударственного обеспечения, поддерживает благотворительные программы республиканского и российского уровня.

    Жить по правилу « Нефть не ради нефти, а во благо людей» - значит благоустраивать города, поселки, решать социальные вопросы через фонды, которые создаются за счет прибыли акционерного общества. Благодаря поддержке ОАО «Татнефть» ежегодно НГДУ проводит массу благотворительных мероприятий, приносящих радость и надежду на лучшую жизнь всем, кто нуждается в помощи: детям, пенсионерам, инвалидам.

    Компания «Татнефть» на протяжении 60 лет является флагманом отрасли, полигоном для испытания и внедрения нового оборудования, новейшей технологии, кузницей высококвалифицированных специалистов, выдающихся организаторов производства и ученых для всей страны.

    Особых слов и признаний заслуживают наши диспетчеры. Они первые получают информацию, которая поступает на пульт управления. Работа у них большая и сложная - это обработка информации компьютера, о работе скважин и насосов, заказов сервисных служб, все заявочные работы ПРС и КРС. Если вовремя диспетчер не дает заявку, то будет простой скважины, а это влечет за собой потерю добычи нефти и других серьезных неполадок, от которых зависит работа всех служб и промысла.

    За 60 лет «Татнефть» приобрела поистине уникальный опыт по поиску, разведки и разработке крупнейших нефтяных месторождений, который широко востребован не только на российских нефтяных промыслах, но и за рубежом.

    В основе этих успехов - самоотверженный труд всех нефтяников: буровиков, добытчиков, геологов, ученых, строителей, а также большое участие в общем деле учителей, врачей, представителей других профессий, в том числе жён и матерей нефтяников.

    Оценивая историю Компании с позиции сегодняшнего времени, невольно проникаешься чувством глубокого уважения к великим делам татарстанских нефтяников и искренней признательности к людям старших поколений за их самоотверженный, титанический труд, вложенный в создание могущественного высокоиндустриального нефтегазохимического комплекса Татарстана. «Татнефть» и не забывает тех, кто долгие годы проработал в этой сфере, посвятил себя «Татнефти» и кто сегодня работает в нефтяной отрасли, кто множит мощь и славу Отчизны, оставаясь верным своей нелегкой профессии и родной Компании.

    © Татьяна Потапова, студентка ГАОУ СПО «Альметьевский политехнический техникум»