Настоящий нефтьче. Автор Зуфар Мирхайдарович

  • До сих пор его сердце переполнено неуемной энергией и неукротимой жаждой. Тогда каким же он был в юношескую пору? Об этом невольно думаешь, глядя на Назима Ахметкаримовича Якупова. Спрашиваю:
    – Говорят, вы очень похожи на своего отца?

    – Отец, хотя и не был руководителем, – так начал он свои воспоминания семидесятилетней давности, – но во время коллективизации являлся передовиком, активистом. Умер в тридцать два года. Его брат Мухамметкарим рассказывал, что во время побега из плена отцу пришлось переплывать холодную реку, он сильно простудился. Его хоронили с почестями – с троекратным залпом из винтовок.

    Меня воспитывала родня. В сорок третьем отправили учиться в ФЗО. Окончив училище в Бугульме, стал железнодорожником и начал работать в Уфе – на заводе по ремонту паровозов. Осенью сорок восьмого призвали в армию. Служил в технико-монтажной роте. Пришлось многим заниматься: монтировали, например, высоковольтные линии в Казачьей Бухте. Все разрушено, город на город не похож, сидели без света.

    По возвращении из армии обучился в школе бурильщиков объединения «Татнефть» по специальности дизелист. А в пятьдесят пятом году, когда бурильные установки стали работать на электричестве, переучился на электрика. Так прошло двадцать шесть лет. Вначале работал в первой бурильной конторе, директором которой был Николай Андреевич Бурыкин. Довелось работать с известным мастером бурения Иваном Моржавиным и с Героем Социалистического Труда Дамиром Нурутдиновым. Обслуживали девять-десять буровых установок. А с семьдесят восьмого работал на Миннибаевском газоперерабатывающем заводе. Хотя в восемьдесят втором достиг пенсионного возраста, но трудовую биографию завершил в восемьдесят седьмом.

    – Назим абый, про работу вы рассказываете, будто это буквально вчера было. А почему оставляете без внимания самое интересное, красивое время – молодость?

    Он лукаво улыбнулся:
    – У нас всегда на первом месте работа. Моя профессия была связана с передвижениями, а в деревне Бишмунча Альметьевского района наш товарный парк и нефтеперегоночная станция располагались. Однажды я увидел там очень красивую девушку. Тут же навел справки у местных: девушка приехала в гости к своей тете. Познакомились. Несколько вечеров провели вместе. Хоть от смущения она не поднимала на меня глаз, но заметила, что я тогда уже был молодцом, обещала на письмо ответить. И моя жизнь заиграла яркими красками. Наконец дождался настоящего чувства. Когда она после каникул уехала в родной Тумутук, начали переписываться. В пятьдесят четвертом поехал просить ее руки у родителей. Они ее назвали Искрой, она и похожа была на свое имя. Отец ее – Рахматулла абый родом из деревни Абдрахманово. Организовывал колхозы, поэтому все четверо детей родились в разных местах. Мама Искры – Фатима апа из Актанышского района. Рахматулла абый после окончания партшколы был направлен в МТС села Байсарово, где и встретил будущую жену. В тридцать седьмом стал секретарем парткома в деревне Чалпы Тумутукского района. Потом назначили председателем райисполкома. Так и получилось, что брат Марс родился в Каширове, Алсу – в Абдрахманове, Флюра – в Чалпах. Родились кто где, но выросли все в Тумутуке.

    За девушкой ехали на попутной машине. Сначала жили у родственников, затем на квартире у знакомого в доме на улице Чехова. Потом получили вот эту квартиру – напротив ДК «Нефтьче».

    Беседу продолжила жена Назима абыя Искра апа:
    – Родственники устроили меня на работу в регистратуру первой поликлиники. Это было в бараке по улице 8 Марта. Когда родился Наиль, вызвали из деревни маму. В пятьдесят пятом году открыли медсанчасть. А в шестьдесят восьмом построили ЦРБ – центральную районную больницу. Вот я и работала главным бухгалтером с семьдесят первого по девяносто восьмой. Жили ни богато, ни бедно. Мебель приобретали в кредит. Наиля, Наилю, Рамиля воспитывала мама.

    Жизнь шла своим чередом. За деньгами не гонялись, людям не завидовали. Мама жила с нами до восемьдесят девятого. Еду готовила, воспитывала детей. Поэтому они выросли хорошими людьми. Я, конечно, институт окончить не смогла, училась только на курсах. Работа, как говорил М. Горький, и есть университет. Со сколькими главными врачами работать пришлось...

    ...Смотрю, наблюдаю со стороны и восхищаюсь: пятьдесят лет жить вместе! У половины нынешних пар терпения, любви хватает только на пятьдесят месяцев. А они отметили-отпраздновали полувековой юбилей совместной жизни.

    «В чем секрет?» – вертится в голове вопрос. Может, в том, что Назим оказался умелым, трудолюбивым парнем? Или это зависело от ловкой, быстрой Искры? Видимо, все-таки одна искорка из ее жгучих глаз попала тогда в самое сердце парня.

    Назим абый продолжает:
    – Она, эта девушка, будучи моложе меня на семь лет, смогла зажечь огонь в груди. Мне казалось, что она подобно бабочке порхает рядом и украдкой смотрит на меня восхищенно из-за того, что я нефтяник.

    В разговор снова вступила его жена – Искра апа:
    – Поверила я тебе. И действительно ты был уверенный, надежный. Если уж сердце не почует – глаза не заметят. Жизнь прожили красиво, поэтому она пролетела быстро. Когда живешь по совести, душа спокойна. Детей в работе воспитывали. Прошли через все, что пережил народ, ни о чем не жалеем... Значит, не напрасно жили.

    Вот это и есть гармония, замешанная на женской мудрости.

    Семейные узы всегда нуждаются в любви. На примере этой пары я убедился в этом.
    И вообще, для человека самое главное – любовь: к Богу у верующих, к женщине, детям, матери, близким, друзьям. Любовь все согревает и все освещает, наполняет смыслом и дает цель, серые будни превращает в праздник. И чем труднее жизнь, чем больше испытаний на пути человека, тем нужнее, важнее ему любовь.


    © Зуфар Давлитов, инженер I категории отдела технического надзора ОАО «ТАНЕКО»