По волнам быстротекущей жизни. Автор Нафис Ахмет

  • Небеса, наверное, определяют судьбу человека еще до его рождения. Иначе не было бы такого разнообразия характеров, способностей, умения и мечты. Правда, далеко не у каждого мечта сбывается сполна, она может навсегда остаться сладким сновидением.

    Герой этих записей Нигат Фаррахович Музаффаров тоже, ясное дело, стремился к своей мечте, однако волны судьбы вели его лодку по широкому морю, бросая то к одному, то к другому берегу. Лодочник же, рассчитывая на свои способности, силу, греб и греб, мечтая достичь цели.

    Родился он в селе Какре Елга Азнакаевского района пятым ребенком в семье Гайникамала и Фарраха. Мать была колхозницей, отцу в детстве удалось окончить единственную в Бугульминском уезде русскую «народную школу» в Микулине, большом в начале ХХ века селе. Хорошо зная русский язык и счетное дело, он работал в волостном правлении, в сельсовете, позднее – бухгалтером в совхозе имени Вахитова, районном земельном отделе, в Какреелгинской МТС. Старался и детям дать хорошее образование – первенец Асгат, например, учился в девятом классе, одновременно на курсах подготовки трактористов и МТС и там же вел уроки математики. Отец рано ушел из жизни, младшему Нигату было три года, а самый младший родился сиротой.

    В первый класс Нигат поступил за год до конца войны. С четырех лет он умел читать и писать, письма Асгата абый с весьма некаллиграфическим почерком читал матери вслух. И ему наверняка было скучновато повторно изучать азбуку, однако он усердно изучал все предметы. Еще весна этого, 1944 года, принесла в село большое горе, общую беду. Люди массово умирали от септической ангины, как называли последствия употребления в пищу, перезимовавшего в колосьях под снегом зерна. Люди называли проще – кровавый мор. Немало дверей и окон в многодетных домах заколотили досками крест-накрест. Не обошло поветрие и дом Музаффаровых. Третьеклассник Асфат и четырехлетний Саим похоронены в братских могилах. Для семьи тяжелая утрата, а для впечатлительного Нигата - особенно. Много лет его душу грызла мысль: почему они умерли, а я - нет? Не их ли доля еды спасла меня? Ответ на этот вопрос он, возможно, всю жизнь искал в труде – за себя и за братьев.

    Окончив восьмой класс в родном селе, Нигат пришел в Азнакаевскую среднюю школу (тогда – единственную, сейчас - № 1). Мечтал: получит аттестат, поступит на географак Казанского университета, поедет работать на Таймыр. Но… Вечно это «но»… - выбирает другое русло жизни. Асгат абый, призванный 29 июня 1941 г., завершил войну в мае сорок пятого года под Прагой. Заведовал школой в селе Балтач, а в августе 1954-го скончался. 34 года ему было. Война находила свои жертвы еще долгие годы после Победы. До сих пор находит.

    Нигату пришлось поменять планы, хорошо, что судьба не обделила его способностями и организаторскими данными. С пятого класса - член ученического комитета, затем три года избирался его председателем, а в Азнакаеве – со второй недели учебы – секретарь крупнейшей в районе комсомольской организации. В становлении секретаря неустанно помогали вожак учительской комсомольской организации Хазяр Фасхутдинова, директор школы Накия Хамитова, вобщем, все учителя. Приняв 145 комсомольцев, через полтора года он сдал своему преемнику Марселю Гилязову 364 членов ВЛКСМ. Приятие в комсомол целыми классами – такое было в районе впервые, да и в республике явление редкое. Секретарь райкома ВЛКСМ Расих Ракаев тоже задумался:
    - Не многовато ли принимаете?
    - Да ведь хотят всем классом, только вместе…
    - А что делает комитет?
    - Ставим условие – учиться без двоек и чтобы была высокая дисциплина, общественная активность. Не находим оснований отказывать.

    После похорон брата Нигат пошел в райком ВЛКСМ:
    - Кем хотел бы работать?
    - Да хоть пионервожатым.

    Но зарплата пионервожатого… Секретарь это понимает и ведет его в роно. Там после небольшой беседы вручают копию приказа о назначении учителем немецкого языка и физкультуры в Асеевскую семилетнюю школу. Однако директор Мансур Садыков предложил ему вместо немецкого вести русский язык. Нигат не отказывается – ему все равно с нуля начинать, к преподавателю русского просто строже требования. Ученики его хорошо помнят. Среди них есть люди, известные в районе и республике. Один из них – поэт Нур Ахмадиев.

    В том году в районе задумали эксперимент – уроки русского языка ввести с первого класса. Выбор пал на Асеевскую школу, дело поручается Нигату Музаффарову. Вот почему директор школы передал уроки русского молодому учителю!..

    Коллектив хорошо принял новичка. И теперь еще он благодарен всем учителям, особенно Рабиге Надершиной, Магарифу Гарифуллину, Анасу Усманову, завучу Мугавии Якупову – взаимоподдержка, общественная активность, помощь молодым здесь были нормой жизни. Положительную оценку дали труду молодого учителя и участники открытого урока, проведенного по плану кустового методического объединения.

    Однако молодости хочется познать жизнь побыстрее и побольше. Август 1955-го. Нигат на велосипеде объехал Азнакаево, Бугульму, Альметьевск. Чем-то ему понравилось место расположения строительного района № 3 треста «Альметьевнефтестрой». Начальнику района В. Чертову аккуратно одетый парень со своеобразным мышлением тоже понравился, он тут же направил его в отдел кадров. Инструктор, сам чуть постарше Нигата, немного растерялся – образование есть, а специальности нет:
    - Что же будем делать, кем тебя принять?
    - Мне любую…

    Ему самое главное - себя испытать, согласен на самый низкий разряд разнорабочего. Однако опытный, повидавший жизнь начальник участка Петр Чкаловец был другого мнения:

    - Не будешь же землю копать с аттестатом зрелости. Топор держал?
    - Деревенский я. И рубил, и колол дрова, и лес валил.

    Его зачислили в бригаду плотников по четвертому разряду. Везение? Счастье? Человечность руководителя? Главное – специальность плотника своеобразно решила судьбу парня потом, в армейской службе.

    В 1956 году как эксперимент часть новобранцев во флот призвали в июне. Нигату на эксперименты «везло». Предстояло четыре года служить матросом Балтийского флота, в Латвии. Служба моряка понравилась ему – своеобразная, интересная. В ту пору и дисциплина другая, и жизнь идет по своим законам. Восемь месяцев учебы на моториста флота, затем отличников оставили на курсы командиров отделения. Небольшой корабль – рейдовый тральщик, предназначен для очистки акватории порта, прибрежной зоны от мин, оставшихся еще с войны. Экипаж – около тридцати матросов и старшины – дружная семья со своими традициями, взаимным уважением, готовностью помочь друг другу. Кто служит четвертый год, тем особое уважение за знания, опыт.

    Месяца через два Музаффарова вызвали в штаб дивизиона. Некоторые уточняющие вопросы по личному делу, в частности, работал ли плотником. Велели через два часа прибыть в штаб со всеми вещами. На службе не рассуждают, говорят «есть», отдают честь и исполняют.

    Временная рота строила на окраине Лиепаи двадцать четырехквартирных домов для комсостава и сверхсрочников. Работа шла медленно, и подкрепление сформировали из плавсостава. Командир военно-морской базы капитан первого ранга Арванов хорошо отругал роту, а напоследок обещал:

    - Сдадите дома к первому октября – двадцать человек демобилизуем, остальные - в отпуска!

    Но в первые дни особых сдвигов в лучшую сторону не было, шла работа ни шатко ни валко. Для матросов, призванных из нефтяных районов Татарстана и привыкших к другим темпам, это было непонятно. На третий день, в начале августа, десять моряков (плотники, столяры, стекольщик, жестянщик) поговорили между собой, решили создать звено и взять отдельный объект. Руководителем звена оказался Музаффаров. Командир роты одобрил затею, поддержал, темп работы звена заметно возрос. Еще дня через два-три такое же звено создали каменщики, штукатуры, маляры, печник. Кончилось дело тем, что на два дня раньше срока все дома были сданы. 13 домов сдали эти два звена, остальные 180 строителей – 7 домов.

    Заместитель командира базы, прибывший 1 октября, еще раз после приемной комиссии осмотрел дома, дал хорошую оценку. Затем перед строем зачитали о поощрении строителей. 20 человек из двух звеньев, 17 человек из остальных подлежали досрочной демобилизации, остальные (почти всем) краткосрочные отпуска. Так, Музаффаров, вместо четырех лет, прослужил 16 месяцев.

    Возвратился он в Азнакаево и поступил в ЦПВС НПУ «Азнакаевскнефть» электромонтером – до призыва учился в учебно-курсовом комбинате. Начал писать заметки в районные газеты «Коммуна» и «Заря», выступал с лекциями на международные и общественно-политические темы. Вскоре его приглашают на работу в райком ВЛКСМ инструктором, через год – первым секретарем, затем – в отдел пропаганды и агитации райкома КПСС. В те же годы учится заочно в КГУ.

    Неожиданный поворот в жизни произошел в марте 1963 года. Секретарь парткома Альметьевского территориального колхозно-совхозного управления Анвар Бадертдинович Багаутдинов, до этого возглавлявший Азнакаевскую районную организацию партии, звонит Нигату:

    - Ты как-то хотел перейти работать в редакцию. Не погасла мечта?
    - Нет, жива она…
    - Тогда есть такая возможность. Газета наша пока выходит на татарском языке, придешь к нам - начнем дублировать на русском. Согласен стать заместителем редактора по дубляжу – выходи завтра.

    Секретарь Азнакаевского промышленно-производственного парткома Иван Георгиевич Жженов был в курсе разговора. По его инициативе партком в тот же день объявляет Музаффарову благодарность и дает добро. Благодарность была неожиданностью – ведь партийное бюро обычно «раздавало» взыскания.

    Через два года районы были восстановлены, Нигат возвращается в Азнакаево редактором газеты «Маяк». Еще через два года он « уговорил» Багаутдинова направить его в недавно организованное НПУ «Актюбанефть».

    Больше четырех лет Музаффаров работает старшим инженером по технической информации, столько же – по рационализации. Затем пять лет возглавляет отдел кадров, больше пяти лет – партком «Актюбанефть», семь лет – планово-экономический отдел. Более тридцати лет он в НГДУ «Актюбанефть», но связи со СМИ не прерывает. Организует в НГДУ школу рабкоров, конкурсы цеховых стенгазет. Часто пишет, сдает материал, как всегда, на двух языках.

    Считает себя счастливым в работе – везде попадал в хорошие коллективы. А может дело в его коммуникабельности, человечности, умении уважать старших и младших. В общении с людьми он очень прост, вежлив, умеет четко излагать свои мысли, доходчиво отвечать на вопросы, а когда надо – отстаивать свое мнение. Проявляет всегда сдержанность, не повышает голоса, это пробуждает доверие к нему. Не зря начальник управления Р. Ишкаев назначает его, литератора по образованию, руководителем экономического отдела. Больше того, сначала предлагает стать заместителем начальника НГДУ по экономике. Музаффаров отказывается. А ведь иные ухватились бы за высокую должность. Нет, характер у него не такой. В отдел он пошел. Работников он знает хорошо, толковые, надежные специальности. Всегда помогали друг другу. Что не знаешь – спрашивай, это он унижением не считает. Как-то обком КПСС и объединение «Татнефть» проводили научно-практическую конференцию по экономике. Докладчик – генеральный директор А.К. Мухаметзянов, первый содоклад – Музаффаров. Знакомые отметили: «По выступлению не узнать, что ты не экономист».

    Плодотворно работалось и на предыдущих должностях. В техническом отделе – первые места в соревновании, комплектование технической библиотеки, первая в НГДУ заявка на изобретение, первые внедрения изобретений из источников технической информации…

    Очень интересной была работа в отделе кадров. Маленькая деталь, созвучная с нынешними заботами кадровиков: в те годы много прибывало молодых специалистов. Им надо стажироваться, формироваться в коллективе как личность, с современным пониманием задач. Но стажировка часто превращалась в формальность. Нет стимулов, «возиться» с молодежью многим не интересно. Начальник управления А.С. Яруллин и главный инженер П.И. Полюбай поддержали предложение Музаффарова: руководителям стажировки молодых специалистов установить доплату (15 рублей в месяц тогда неплохая сумма), а молодой специалист через год после прибытия должен защитить перед комиссией подготовленный им реферат, что повышало ответственность специалиста (и его руководителя), прививало навыки научно-технического подхода к своей работе.

    Опыт первого года работы был освещен в отчете НГДУ, то есть стал известен в объединении и министерстве. Управление по кадрам Минпрома поручило Музаффарову подготовить доклад для выступления на предстоящем Всесоюзном семинаре отрасли по работе с молодыми специалистами. Три работника «Татнефти» приняли участие в семинаре, с докладом выступил заместитель генерального директора Р.Г.Галеев, после семинара был издан приказ по Министерству с одобрением опыта работы «Татнефти» по стажировке молодых специалистов. Нигат Фаррахович по праву испытывает чувство причастности к этому делу, актуальному и сегодня.

    Население города и района хорошо знает Музаффарова как лектора с широким диапазоном интересов и тематики. Хорошо помню, как самозабвенно слушал я его лекции по международным проблемам. Скупые газетные сообщения он умел понимать между строк, излагать материал гораздо глубже, и так доходчиво, что его могли слушать часами. Хоть на татарском, хоть на русском языках, как будто только кнопку на магнитофоне переключает. Нет, все это результат труда, глубокого знакомства с творчеством классиков, с работами ведущих специалистов страны. А что касается русского языка, он хранит чувство благодарности всем своим учителям. Особенно же – Фаине Георгиевне, супруге Героя Советского Союза А.А. Казакова, работавшего в послевоенные годы директором Какреелгинской МТС. Они, видимо, приметили любознательного ученика и не жалели времени даже для дополнительных встреч с ним. Окончить университет по специальности русский язык с красным дипломом – для выходца из глубинки, татарской деревни, – результат общего труда ученика и учителей.

    И сегодня Нигата ага Музаффарова, беспокойного ветерана, заслуженного работника культуры Татарстана, можно часто видеть среди людей, в общественных делах. Он не порывает с коллективом НГДУ «Азнакаевскнефть». Лично я ему благодарен за его опыт, знания, организаторское мастерство в период подготовки фонда нефтяного музея предприятия. Сейчас он находит время для интересных рассказов перед молодежью, учащимися и приезжими гостями музея. Пять лет преподавал философию и несколько социальных предметов в учебно-консультационном пункте Московского университета экономики, статистики и информатики. Два выпуска уже успешно защитили дипломы.

    Активно участвует в соревнованиях по шашкам, по шахматам. В этом году занял первое место по стрельбе среди ветеранов района и города. Его записи о жизни ветеранов, о важных общественных событиях находят место на страницах районных и корпоративных газет. Энергия, талант, мастерство его достойны подражания для многих представителей нынешней молодежи.

    Пусть так будет и впредь. На восьмом десятке лет Нигату Фарраховичу чужды вздохи сожаления о быстротекущей жизни, он стремится оставаться достойным человеком и полезным обществу.

    © Нафис Ахмет, инженер по связям с общественностью НГДУ «Азнакаевскнефть»